Обвал рубля — угроза экономике Казахстана? Поговорили с экономистами

0

Обвал рубля - угроза экономике Казахстана? Поговорили с экономистами

Фото ©️ Tengrinews.kz / Амир Абдулхаимов

Курс доллара превысил 100 рублей в России впервые с марта 2022 года. Казахстанские экономисты рассказали, что происходит с российской валютой и как это может отразиться на курсе тенге, передает корреспондент Tengrinews.kz.

«Вопрос влияния российского рубля был всегда существенным, так как Россия является традиционным и крупным экономическим торговым партнером Казахстана, является экономическим магнитом для нас. У нас есть определенная зависимость, как по экспорту, так и по импорту. Считалось, что движение российского рубля существенно определяет движение и нашего тенге», — считает экономист Галымжан Айтказин.

Однако, по его словам, после начала войны в Украине ситуация изменилась.

«До этого движение российского рубля было якорем и индикатором для тенге, но после июня 2022 года ситуация кардинально изменилась, а тенге перестал следовать тенденциям рубля.

Произошла так называемая отвязка от рубля. Если вы посмотрите на динамику этих двух валют за последний год, то можете заметить, что если по рублю происходили какие-то сильные движения, то тенге не всегда повторял этот тренд», — сказал Айтказин.

Эксперт добавил, что российский рубль вернулся к максимуму, который был в марте 2022 года после начала войны в Украине, а тенге практически никак не реагирует.

«Тенге как оставался в диапазоне 440-450 тенге, так и продолжает оставаться. Лично на мой взгляд, есть несколько объективных объяснений: это внутренняя поддержка нашего тенге, которая происходит за счет продаж иностранной валюты на внутренней бирже. Хотя Нацбанк Казахстана, квазигоскомпании не проводят прямых валютных интервенций, не заходят на биржу официально, чтобы продавать инвалюту и поддерживать нацвалюту, они делают это косвенно — через плановые продажи инвалюты.

Это касается трансфертов из Нацфонда для республиканского бюджета, для которого ежемесячно по запросам Минфина Нацбанк Казахстана продает определенное количество инвалюты. Более того, есть отдельные продажи валюты со стороны квазигоссектора, которые после начала войны в Украине были резко увеличены», — пояснил экономист.

По мнению Айтказина, в основном экспортеры продают свою продукцию за инвалюту, а часть, согласно требованиям государства, они обязаны продавать на внутренней бирже, чтобы также косвенно оказывать поддержку.

«Все это сыграло значительную роль в поддержке нашей валюты. Потому что внешние факторы складывались достаточно неоднозначно. В этом году цена нефти восстановилась, сейчас практически выше 86 долларов за баррель.

Но если посмотрим на другие факторы, к примеру, текущий счет платежного баланса Казахстана, то там ситуация достаточно непростая, потому что после рекордного 2022 года, когда у нас был профицит текущего счета, это в основном за счет положительного торгового баланса. То есть у нас существенно вырос экспорт, за счет того, что выросла цена на нефть и, соответственно, мы получили рекордный профицит», — добавил он.

По словам экономиста, последние данные Нацбанка говорят о том, что текущий счет платежного баланса опять стал дефицитным.

«Это является одним из фундаментальных факторов, который негативно влияет на курс обмена валюты. В текущем году ситуация немного другая, потому что средняя цена на нефть существенно скорректировалась по сравнению с прошлым годом. Это один из факторов ослабления обменного курса. С другой стороны, нефтяные цены тоже сильно варьируются постоянно — то подъем, то спад.

Но, как мы видим, последние полгода курс тенге остается крепким, менее волатильным и не сильно реагирует на внешние факторы. С этой точки зрения все-таки более важным видится фактор внутренней поддержки. Пока непонятно, насколько тенге будет сейчас реагировать на движение российского рубля, но все фундаментальные факторы указывают на то, что курс должен постепенно слабеть», — сказал Айтказин.

Он также высказался о влиянии политических факторов на валюты. По мнению Айтказина, любой политический фактор должен иметь материальное подкрепление.

«Он будет важным, если влияет на баланс спроса и предложения на валютном рынке. К примеру, российская валюта, несмотря на то что экономика России оказалась под сокрушительными санкциями, окрепла и доходила почти до 50 рублей за доллар. Это было связано не с тем, что экономика стала более конкурентоспособной, а дело в том, что из-за санкций страна практически осталась без импорта, по которому было существенное падение.

Когда падает импорт, то из страны не уходит валюта, но она продолжает поступать в страну за счет экспорта. Если скапливается инвалюта, то спрос на нее существенно снижается. Кроме того, помните, что было еще и политическое давление на инвалюту — хождение доллара и евро. Все это существенно снизило спрос на инвалюту в стране, соответственно, сказалось на обменном курсе», — пояснил он.

По словам эксперта, ранее Нацбанку Казахстана было необходимо проводить интервенции во время январских событий и пандемии.

«Есть моменты, когда Нацбанку приходится активнее участвовать в валютном рынке. Это больше психологический фактор, для того чтобы успокоить участников рынка. Сейчас Нацбанк стал более открытым в плане того, что они уже прогнозируют, сколько валюты будет продано, к примеру, для трансфертов в республиканский бюджет. То есть это делается открыто, еще раз скажу, что это не прямой инструмент, но это косвенные интервенции. Это играет и психологическую роль, и фактическую поддержку.

Наконец, у крупнейших торговых партнеров Казахстана — Китая и России — наблюдаются заметные проблемы в экономике: в Китае сейчас идет спад, в России сейчас валюта ослабла под вышеупомянутыми факторами. Все это также создает определенное давление на нашу нацвалюту», — заключил Айтказин.

Казахстанский экономист Андрей Чеботарев солидарен с позицией Центробанка России, который заявляет, что ослабление рубля — это процесс балансировки импорта.

«Год назад, когда рубль креп, несмотря на начало войны и введение санкций, все удивлялись, и я объяснял тогда, что это логичное поведение, поскольку экспорт у России остался, да, его меньше, но основная часть его осталась, нефть все равно покупают, да, дешевле, но покупают.

А импорт у них резко просел на 15 процентов. В этом году импорт восстановился, потому что нашлись новые продавцы и параллельный импорт. Поэтому импорт у России восстановился, но экспортные доходы стали меньше, потому что скидки на нефть, потому что ее не все покупают. Это приводит к тому, что рубль слабеет», — пояснил Чеботарев.

Экономист считает, что Россия может специально проводить политику слабого рубля, так как им она выгодна.

«Доходы в долларах у России есть, да, они упали, но они есть. При этом они продолжают вести войну, которую они оплачивают рублями, им нужно больше рублей, чем меньше курс рубля, тем больше рублей они получают за свою нефть. Не очень красиво по отношению к своим гражданам, но действенно с точки зрения экономики», — сказал он.

Чеботарев считает, что на данный момент тенге демонстрирует независимость. Тогда как ранее тенге зависел от рубля из-за огромной доли торговли с Россией. По его словам, более 80 процентов всей взаимной торговли было в рублях.

«Мы ее демонстрировали начиная с декабря. Если кто-то помнит, тогда у нас курс к рублю был 8,8 — 8,9, был рекорд 9,2 тенге за рубль. С тех пор как рубль слабнет, а это постоянный процесс с декабря 2022 года. Мы не откликаемся на это. Тенге демонстрирует независимость от рубля. У меня есть предположение, почему это случилось. Я не утверждаю, что я на 100 процентов прав. Рубль стал токсичной санкционной валютой, поэтому мы перевели часть торговли, скорее всего, в тенге», — отметил Чеботарев.

По его словам, на Московской бирже произошел рост в 20-40 раз объемов торгов в тенге. То есть там стали покупать тенге.

«У нас объемы торгов рубль-тенге тоже росли. Сложно сказать, что росло в этой паре, потому что это биржа, но объемы торгов в паре рубль-тенге росли весь прошлый год, и мое предположение, что мы перестали зависеть от рубля именно потому, что перевели значительную часть торговли в тенге.

Но вся эта независимость, конечно же, базируется на том, какой курс рубля. Если рубль продолжит дальше падать, сильно падать, такое вполне вероятно, что мы будем тоже коррелироваться», — пояснил Чеботарев.

По его словам, 4,46 тенге за рубль — это приемлемый и понятный курс для казахстанских производителей.

«Но даже при этом они уже бьют тревогу. Производители сахара уже заявляют, что себестоимость производства нашего сахара выше, чем его стоимость импорта из России. То есть невыгодно производить вообще, если его дешевле привезти. И такое может быть по очень многим отраслям.

Да, в России уже нет машин, мы не можем их там покупать. Но продуктов у них все еще очень много, и их покупать мы можем. Скорее всего, дальнейшее укрепление тенге относительно рубля может взорвать импорт со стороны России, нас захлестнут их товары. А наши товары будет производить невыгодно», — заключил Чеботарев.

Курс доллара перевалил за 100 рублей в России

Ранее сообщалось, что мировые цены на нефть эталонных марок снижаются на торгах.

Источник: tengrinews.kz

Leave A Reply