Что было на суде по делу Бишимбаева 18 апреля

0

Что было на суде по делу Бишимбаева 18 апреля

Ару Сатбаева Корреспондент

Что было на суде по делу Бишимбаева 18 апреля

Кадр из видео

Tengrinews.kz рассказывает о том, что происходило в суде по делу Куандыка Бишимбаева 18 апреля.

Tengrinews.kz рассказывает о том, что происходило в суде по делу Куандыка Бишимбаева 18 апреля.

На сегодняшнем судебном процессе адвокат потерпевших Игорь Вранчев спросил у подсудимого Бишимбаева, почему в комнате, где умерла Салтанат Нукенова, не нашли отпечатков ее пальцев.

«Напомню о том, что вчера, когда заключения специалиста были оглашены, отпечатки пальцев Салтанат Нукеновой нигде обнаружены не были. У меня вопрос к Бишимбаеву: когда вы нам давали показания, то сказали, что вы пили вместе с Салтанат в кабинке, в туалете. Как так получилось, что вместе пили, а отпечатки на фужерах, на стаканах, на бутылках только ваши?» — спросил адвокат Игорь Вранчев.

Этот вопрос поставил Бишимбаева в тупик.

«Я не знаю, честно говоря. Там есть в каких-то других заключениях ее отпечатки на куртках и так далее. Ну на бутылке, наверное, я наливал, а вазы она, может быть, не трогала. Я не могу это объяснить», — сказал подсудимый.

Сторона потерпевших уточнила: могла ли Салтанат пить, при этом не трогая стакан?

«Ну я видел, что она пила. А как сняты отпечатки, я как могу объяснить», — ответил Бишимбаев.

Далее при изучении содержимого телефона второго подсудимого по делу Бишимбаева — его родственника Бахытжана Байжанова были обнаружены фотографии из квартиры Бишимбаева со следами крови.

По словам Байжанова, эти снимки в марте прошлого года ему отправила домработница Бишимбаева. Затем прокурор зачитал переписку между Байжановым и домработницей, которая докладывала ему об уборке квартиры экс-министра. Женщина упомянула, что по всей квартире много крови.

«Все моем. Все в крови. Это, кажется, комната Карима (сын Бишимбаева — прим.). Туда зачем пошел, интересно. Матрас отмывали, как смогли отмыть, потом перевернули и положили. Посмотрите, когда пойдете. Ковры нужно сдать в химчистку. Здесь ток открыт. Если не обмотать изолентой, может током ударить», — зачитал гособвинитель сообщение домработницы.

Адвокаты стороны защиты спросили у Бишимбаева, откуда взялась эта кровь. Подсудимый заявил, что он порезался, после того как между ним и Салтанат произошла ссора с битьем посуды.

«Это не Салтанат кровь, это моя кровь. Была разбитая посуда, стекло, я наступил ногой правой. У меня большой шрам есть. Утром проснулся, наступил и порезался очень глубоко. И в комнате Карима я ночевал, поэтому там палас в таком состоянии. Я могу продемонстрировать свой шрам на правой ноге», — ответил Бишимбаев.

Далее прокурор попросил подсудимого объяснить, откуда кровь появилась на стене на уровне примерно двух метров, что видно на фото. В ответ Бишимбаев заявил, что это следы от мороженого.

«Обратите, пожалуйста, внимание: на стене — это не кровь, а вы увидите, там стоит банка с мороженым. Я же говорил, что на стене не может быть крови, это мороженое, которое расплескалось», — ответил подсудимый.

Сторона потерпевших ходатайствовала о допросе домработницы в качестве свидетеля. Однако судья отказала в удовлетворении ходатайства.

Позже адвокат Бишимбаева Назкен Кусаинова зачитала описание телесных повреждений Бишимбаева, среди которых она озвучила ссадину на левой ноге.

«Защитник, во-первых, вроде бы подсудимый сказал: «На правой ноге». Потом он вроде бы сказал «шрам», а вы «ссадину» читаете», — обратила внимание судья.

Адвокат потерпевших Игорь Вранчев спросил у подсудимого Байжанова, не задавался ли он вопросом, кто в квартире Бишимбаева ломал ручки и портил мебель, с учетом того, как часто Байжанову приходилось вызывать мастеров по ремонту. По словам второго подсудимого, всем понятно было, что погромы устраивал Бишимбаев.

«Здесь вы говорите, адвокат потерпевшей стороны: «То и дело, то и дело». Мы все время говорим об одном и том же событии — о 9 марта. И более того, Айтым (брат Салтанат Нукеновой — прим.) прекрасно знает, что этот стол 21 марта разбомбил он, ударил гольф-клюшкой. Байжанов же не просто от любопытства это фотографирует. 21 марта в 9 утра он находился дома. Я ему дал задание: все сфотографируй, почини. Поэтому этот стол испорчен потерпевшим. А эта ручка давно замыкала, там ничего такого нет», — заявил Бишимбаев.

Адвокат Вранчев отметил, что разбитые двери туалетов обнаружили дома у Бишимбаева в Астане и Алматы, а также на месте убийства Нукеновой — в ресторане Bau. После этого он спросил у подсудимого, часто ли такое происходило, что в порыве его гнева Салтанат пряталась от него в туалете. Далее между ними произошел следующий диалог.

«Вы поясните, пожалуйста, о какой двери с ручкой вы имеете ввиду у меня дома? Стеклянную разбил Айтым, в последней ничего сломанного нет», — заявил подсудимый.

«Я говорю о дверях в туалетных комнатах», — ответил адвокат.

«Ну там ничего нет с дверью. Вы посмотрите», — возразил Бишимбаев.

«Как нет? Там ручка сломана», — парировал адвокат.

«Ну вы посмотрите на дверь. Дверь целая, ручка может замыкать. Я говорил об этом, что она давно замыкала. Вы задаете вопрос с предубеждением», — сказал ему подсудимый.

«Я задаю вопрос не с предубеждением. Я вам задаю вопрос: в порыве вашего гнева Салтанат часто от вас пряталась в туалете?» — снова спросил Вранчев.

«Не повышайте на меня голос. Я еще раз вам говорю: вы задаете вопрос с предубеждением», — заявил Бишимбаев.

В это время в разговор вмешалась судья Айжан Кульбаева, которая заявила, что делать замечания участникам процесса — не его прерогатива и он должен обращаться к суду в таких моментах.

Далее Байжанов рассказал, что в день смерти Салтанат Нукеновой ресторан Bau должна была посетить делегация президента России. В день убийства Нукеновой, для делегации была забронирована VIP-кабинку в ресторане Bau.

«9 ноября президент России приехал в Казахстан. Организаторы его визита хотели устроить банкет в VIP-кабинке ресторана Bau», — пояснил подсудимый.

Судья отметила, что эта информация к материалам дела не относится. Однако адвокат потерпевшей стороны выразила протест, заявив, что из-за этого подсудимые не могли вывезти тело Салтанат из ресторана.

«Уважаемый суд, прямое отношение. Зная о том, что будет делегация президента РФ, они не могли вывезти тело Салтанат из ресторана», — сказала Жанна Уразбахова.

После небольшого перерыва судья потребовала, чтобы Куандык Бишимбаев назвал суду пароль от своего телефона. Однако подсудимый отказался, заявив, что он готов назвать пароль только своему адвокату.

В ответ на это судья Айжан Кульбаева возразила, что код может быть предоставлен суду и телефон, как вещественное доказательство, вместе с кодом будет находиться в материалах уголовного дела.

«Я предоставлю код только своему защитнику», — несколько раз заявил суду Бишимбаев.

«Поскольку подсудимый Бишимбаев отказывается суду называть код от своего телефона, тогда переходим к дальнейшей процедуре судебного следствия», — постановила судья.

В завершении сегодняшнего заседания суда по делу Куандыка Бишимбаева и Бахытжана Байжанова судья Айжан Кульбаева заявила о том, что судебное следствие подходит к концу.

«Хочу участников процесса известить о том, что судебное следствие фактически подходит к концу. Все дополнения к судебному следствию прошу предоставить 22-23 апреля, чтобы у суда была возможность предоставить сторонам время для подготовки к судебным прениям», — сообщила судья.

Суд продолжится в понедельник, 22 апреля, в 10:00.

После окончания судебного следствия судья объявляет, что суд переходит к судебным прениям и разъясняет участникам прений, что они не вправе ссылаться в своих речах на материалы, которые не были исследованы в судебном заседании. При необходимости предъявления суду новых доказательств они могут ходатайствовать о возобновлении судебного следствия.

Судебные прения состоят из речей обвинителя, потерпевшего или его представителя, гражданского истца и гражданского ответчика или их представителей, подсудимого и защитника.

Источник: tengrinews.kz

Leave A Reply